Бункер для Сталина

Подземный бункер, который строился в Царицыне для главнокомандующего Советской Армией Иосифа Сталина, может стать объектом привлечения туристов. Так считает волгоградский краевед Сергей Иванов.

Много раз уже архитекторы и дизайнеры по ландшафту обсуждали тему о создании в самом центре Волгограда в долине реки Царицы комплекса для отдыха горожан – предлагали даже образовать здесь озеро, но о главном историческом центре Царицы – так называемом бывшем бункере Сталина даже не вспомнили. В кругу местных диггеров ходят умопомрачительные байки про грузовики, по ночам выезжающие из потайных ходов под «желтым домом». Между тем, массу информации о так называемом «бункере Сталина» можно спокойно получить из совершенно открытых источников. Волгоградский краевед, кандидат философских наук Сергей Иванов утверждает, что до нас дошли воспоминания более чем десятка известнейших людей, работавших здесь.

«Один из них – подполковник в отставке Гамлет Даллакян еще в 1988 г. обратился в волгоградскую прессу с призывом восстановить штаб Сталинградского фронта в Царице и штольню в районе нынешнего музея-панорамы. Упомянув о восстановлении подобных памятников в других областях России, он пишет: «А здесь, в центре города-героя, который вошел в историю Великой Отечественной войны как символ нашей победы, эти исторические места завалены, засыпаны землей, стерлись из памяти народа … Они не упоминаются даже в лекциях экскурсоводов, в путеводителях». И действительно, последний раз про эти командные пункты писали путеводители еще 1962 г., а в современных изданиях о памятных местах Волгограда сведения о них исчезли». Сергей Иванов
К сожалению, не говорилось о нем и при обсуждении концепции национального патриотического центра «Победа». Между тем, по словам Сергея Иванова, при реставрации этого сооружения можно будет получить крупнейший памятник нашей истории. Бункер Сталина в Самаре, где устроен музей, сейчас посещают тысячи туристов в день. Если пустить полузаброшенную линию детской железной дороги от здания речного вокзала и продлить ее по Царице на 200 метров ближе к «желтому дому», конечная станция дороги упрется в интереснейший для любого волгоградца и гостя города объект.
«Подземный бункер рождался в тревожное время. Фашисты приблизились вплотную к первопрестольной и уже в ноябре 1941 г. Государственный Комитет Обороны был вынужден принять секретное постановление под номером 945 «О строительстве специальных убежищ в гг. Ярославле, Горьком, Казани, Ульяновске, Куйбышеве, Саратове, Сталинграде». В случае дальнейшего отступления наших войск сюда можно было бы перевезти Ставку Верховного Главнокомандования и продолжить сопротивление захватчикам. Ответственным за исполнение этого важнейшего задания правительства назначили члена ГКО Лаврентия Берию. В Москве планировали начать работы 1 декабря, а закончить к 15 января 1942 г., но сложная обстановка тех дней внесла коррективы». Сергей Иванов
Для выполнения работ Московский метрострой создал специальную группу, состоящую из бригадиров-проходчиков и инженерно-технических работников. По словам начальника одного из участков строительства Н.П. Ткаченко, она прибыла в Сталинград лишь в январе 1942 г. Правда, в воспоминаниях одной из женщин, записанных краеведом Е.П. Жоровой, говорится, что бригады метростроевцев приехали к нам в эшелоне с гружеными оборудованием платформами и приступили к строительству еще в сентябре 1941 г. (т.е. еще до принятия постановления ГКО). Разгадка этого противоречия, вероятно, состоит в том, что в 1941 г. был сооружен еще один подземный объект – бомбоубежище в Комсомольском саду, в котором с 28 августа по 14 сентября 1942 г. размещался городской комитет обороны и штаб МПВО. Главной же задачей москвичей, конечно же, был запасной командный пункт для Ставки («объект № 98»), в проектировании и возведении которого Ткаченко принимал активное участие.
«Место под строительство выбрали напротив ватной фабрики между железнодорожным мостом и Кулыгинским взвозом. Уже в 1974 г. волгоградский геолог Николай Самусь пригласил Ткаченко приехать в наш город. Как рассказывает главный геолог ООО «Радиан-С» Н.А. Самусь, вместе с Ткаченко они изучили все склоны Царицы, разыскивая улицу Ворошиловскую, по оси которой располагался КП. Им удалось обнаружить телеграфный столб с пробитой пулями надписью «ул. Ворошиловская» и ветхий домик на бровке оврага, тоже чудом уцелевший в годы войны. Проживавший здесь старик подтвердил нахождение в откосе Царицы подземелья, тогда уже засыпанного. Нашли они и высокую трубу, торчащую из земли, судя по всему, предназначенную для вентиляции. Кстати, эту трубу, побитую пулями и осколками, нам удалось найти и сейчас при содействии начальника ГУВД Волгоградской области генерал-лейтенанта Александра Кравченко. Ее высота составляет 353 см, диаметр – 22 см, толщина стенок – 7 мм». Сергей Иванов
В нескольких метрах от нее находятся еще две трубы высотой 150 и 131 см, а диаметром – 10 и 13 см. Судя по документам, последние две трубы предназначались для забора воздуха снаружи (правда, в «Акте о проверке работ по сооружению командного пункта строительством № 98 «Метростроя» указано, что диаметр всех труб составляет 25 см), а через высокую трубу осуществлялась вытяжка.
«С помощью троса с грузом мы с Н.А. Самусем постарались исследовать насколько глубоко уходит вниз самая высокая труба, но наткнулись на препятствие на глубине 499 см от ее верха (вероятно, труба или изгибается под землей или имеет заглушку)». Сергей Иванов
Из-за позднего прибытия квалифицированной рабочей силы возведение объекта шло туго. 28 января 1942 г. городской комитет обороны своим секретным постановлением обязал начальника стройки инженера Тройе закончить работы к 10 февраля. Но строительство посчитали законченным только 17 марта 1942 г., да и то в акте о проверке работ от 26 апреля специальная комиссия внесла множество технических замечаний.
«Бывший метростроевец Ткаченко составил подробную технологическую схему бункера. Согласно постановлению ГКО, площадь убежища, имевшего вид буквы «П», должна была составлять всего 200 кв. м., но реально она достигла 502 кв. м. Его общая длина в источниках указывается разная – от 125 до 136 м. Низ штолен находился на отметке 0,5 – 0,75 м выше уровня поймы Царицы. Над ними нависало целых 26 метров земли, по расчетам способные выдержать даже взрыв мощнейшей авиабомбы весом 1800 кг. В бункер вели два портала, закрытых «специальными защитно-герметическими дверями», располагавшиеся в так называемом «ковше» (естественном углублении) на левом берегу реки Царицы на расстоянии 60 м друг от друга. Для защиты помещений от взрывной волны перед подходами в кирпичных перемычках штольни устроили по три двери, из которых две защитные и одна герметичная. Высота всех ходов, конечно же, равнялась не 10 м, а всего лишь 2,5 м. Рамы крепления потолка и стен для повышения прочности ставились сплошь одна к другой. Штольни уходили вглубь откоса на 80 м и уже там соединялись длинным коридором. В этот коридор выходили двери четырех рабочих помещений штаба и одной технической комнаты (аварийная электростанция и калорифер), а в его конце размещались туалеты. Правда, в литературе говорится, что «в центральной части коридора находились три рабочие комнаты». Сергей Иванов
Помещение КП имело свою насосную станцию, фильтровентиляционную систему, осветительную аппаратуру и пункт связи. Электропитание объекта производилось от теплоподстанций Народного сада (ныне горсад) и ватной фабрики, стоявшей там, где сейчас находится кольцо скоростного трамвая. Прямо над одной из штолен в доме № 4 по улице Ворошилова стояла двухэтажная каменная школа, в которой, вероятно, жили строители подземелий (существует особое решение городского Комитета Обороны о передаче данного дома под нужды строительства). О наличии запасного выхода из штаба в подвалы школы архивные документы умалчивают, но, достоверно известно, что отсюда вниз шел кабель связи, и, возможно, труба от городского водопровода.
«Зато достоверно известно о запасном входе в штольню со стороны Краснознаменской улицы, в конце которой стоял двухэтажный кирпичный дом, связанный с КП ходом сообщения. Будущий маршал А.И. Еременко почему-то упоминает только выходы в Царицу: «Все это сооружение было устроено в виде буквы «П» и имело два выхода, оба в сторону реки Царицы». Строительство продолжалось около трех месяцев и обошлось в 2 миллиона 191 тысячу рублей». Сергей Иванов
Но одним бункером власти решили не ограничиваться. После сдачи объекта, по просьбе секретаря Обкома ВКП (б) Чуянова и по согласованию с директором Московского метростроя Самодуровым, проходчики по тому же проекту приступили к возведению второго подземелья, располагавшегося также в левом берегу Царицы, но на 250-300 м ниже. Он предназначался для размещения партийных и советских органов власти. По словам Н.П. Ткаченко, уже вернувшегося тогда в Москву, скорее всего, строителям удалось пройти не более 15-30 м подходных параллельных штолен.
«В мае 1942 г. остававшиеся метростроевцы были отозваны, а дальнейшие работы продолжили уже саперные воинские части. В дневнике Чуянова окончание строительства и принятие его специальной комиссией датировано только 25 июля 1942 г. А в записи от 15 августа он вновь пишет: «Построено бомбо-газоубежище на берегу р. Царицы». Впрочем, насчет газоубежища он явно поторопился. Во время бомбежки Сталинграда была разрушена ватная фабрика на правом берегу Царицы, загорелись хлопок и вата. 27 августа Чуянову «позвонили с КП Военного совета фронта и спросили: «Что за фабрика расположена против нашего КП? Она скоро удушит всех находящихся на командном пункте своим зловонием!» Дело в том, что строители не успели сделать тамбуры и установили такие герметичные двери, какие были в наличии, а не особые, применяемые в московском метро. Не успели сделать и принудительную вытяжку из санузлов. Хрущев особо вспоминает о страшной тесноте в подземелье. Но вот, как он пишет, наконец «все представители Ставки покинули нас, и мы с Еременко остались одни. Единственное, что у нас сохранилось, как шутили мы с Андреем Ивановичем, – шикарный туалет. Правда, в туалетную, которая была до того в образцовом состоянии, после того, как уехали представители, стало невозможно зайти»… Сергей Иванов
В день 27 августа в штольне находилось 90 человек, хранилось эвакуированное с запада страны золото Госбанка и другие ценности. Смыкались оба объекта или нет, осталось неизвестным. Судя по всему, именно во втором бункере работал член Военного совета Сталинградского фронта Н.С. Хрущев, писавший позднее: «Думаю, что этот командный пункт готовился для какого-то другого штаба, не фронтового, а более высокого. Уж слишком там было все сделано на манер сталинских вкусов: фанерой облицованы стены (все дачи Сталина облицовывались дубовой фанерой, и там было сделано так же), устроен длинный коридор, а от коридора в глубь горы проведены штольни. Все выполнено было очень хорошо. Был оборудован даже туалет. Военные в полевых условиях не могли и думать об этом. Но я никогда не слышал разговоров ни до того, ни тем более позднее, для каких целей и для кого готовился этот командный пункт. Напротив входа в подземелье располагалась старая ватная фабрика, метрах в 100 – 150 от него. Вход защищали от взрывной волны преграды. Чтобы не выбило дверей, были устроены надолбы, довольно толстые и крепкие».
«Главный и первый по времени постройки объект находился в районе современного здания местных управлений МВД и ФСБ, а второй ниже по Царице напротив уже исчезнувшей ватной фабрики. Кроме Хрущева здесь бывали будущие маршалы Г.К. Жуков, А.М. Василевский, А.И. Еременко, нарком танковой промышленности В.А. Малышев, фронтовые корреспонденты Константин Симонов и Давид Ортенберг, другие известные люди. Именно отсюда с июля по сентябрь 1942 г. происходило управление обороной Сталинграда, поддерживалась прямая связь со Ставкой. А 14 сентября в бункер переместился с Мамаева кургана КП 62-й армии, правда, просуществовавший здесь лишь до 18 сентября». Сергей Иванов
В 1962 г. гражданская оборона сняла бункер со своего баланса. Пойма Реку Царицу упрятали в трубы, ее пойму замыли песком, а на откосах левого берега развернули активное строительство. Метростроевец Ткаченко не исключал, что «горные выработки какой-то частью попадают под основание здания Дворца пионеров». Н.А. Самусь в своей готовой к изданию книге «Инженерная геология Волгоградской агломерации» пишет, что при проведении изысканий для строительства Дворца пионеров в 1966-1973 гг. в трех скважинах был зафиксирован провал бурового инструмента на глубинах 10-24 м, а «…в своде над пустотой там были обнаружены … остатки сгнившей древесины. В послевоенное время здесь в разные годы отмечался целый ряд провалов на поверхности … диаметром от 4-5 до 10 м и глубиною от 4-6 до 14-18 м, причем только один оказался вблизи обнаруженной бурением пустоты».
«В апреле 2002 г. десятиметровый тополь полностью ушел в провал. Уже в наши дни геологи бурили скважины в районе нынешнего торгово-развлекательного комплекса «Пирамида» и наткнулись на пустоты неизвестного происхождения. Как видим, до полной разгадки тайны подземелий долины Царицы еще далеко. Сейчас над входом в штольни лежит несколько метров песка». Сергей Иванов
Волгоградский краевед уверен, что тайны волгоградских подземелий могут быть интересными для туристов. Корреспонденту информационно-правового портала «Человек Закон Волгоград» он сообщил, что со своей инициативой организовать наземные экскурсии с рассказами о необычных подземных объектах он выступит на заседании Волгоградского регионального общественного совета.