Умышленная защита: волгоградцу грозит срок за защиту от хулигана

Инцидент, произошедший в кафе «Купец», что в Дубовке, может стоит Юрию Кузьмину свободы. 36-летний волгоградец заявляет, что он защищался от нападавшего мужчины. Обороняюсь, Юрий нанес ему удар кулаком в челюсть. И теперь его обвиняют в умышленном нанесении тяжкого вреда здоровью.

Кузьмин обратился к журналистам с просьбой предать его ситуацию широкой огласке. Он считает, что те действия, которые предприняли сотрудники правоохранительных органов, чтобы установить, кто был зачинщиком той драки, а кто, в конечном итоге, виноват, носят несколько пикантный характер. За некоторыми лицами, принимавшими участие в инциденте, стоят влиятельные родственники, а потому вину, как считает Юрий, переложили на плечи человека, пытавшегося защитить свою жизнь и пострадавшего от нападения хулигана.

Юрий Кузьмин прислал в редакцию обращение, в котором подробно рассказал, что произошло на второй день нового, 2016 года, в кафе «Купец» в городе Дубовка. К своему обращению он приложил ряд документов, а также видео, сделанное системой видеонаблюдения, установленной в кафе. Информационно-правовой портал «Человек Закон Волгоград» публикует обращение с небольшим сокращением:

«02.01.2016 г. я находился в помещении кафе «Купец» г. Дубовка Волгоградской области вместе со своим знакомым Митрошиным Иваном Сергеевичем. Примерно в 00 час. 30 мин. я увидел как ранее незнакомый мне мужчина, как мне в последствии стало известно, Стефаненко Сергей Владимирович (ранее трижды судим за хулиганство, вымогательство, нанесение телесных повреждений и хранение наркотиков) беспричинно, из хулиганских побуждений, стал наносить удары кулаком по лицу моему знакомому Митрошину. Я предпринял все возможные попытки предотвратить конфликт. В связи с тем, что Митрошин самостоятельно не мог защититься от агрессивного нападения Стефаненко, выражающихся в форме ударов кулаком в голову, я пытался оттащить Митрошина от нападавшего, для того, чтобы не применяя физической силы по отношению к Стефаненко, исключить дальнейшее избиение Митрошина. Одновременно, в словестной форме я пытался успокоить Стефаненко и неоднократно просил его прекратить преступные действия. Вместе с тем, несмотря на мои неоднократные просьбы, свои действия по избиению Митрошина Стефаненко не прекратил, а более того стал сопровождать их угрозами физической расправы и в отношении меня и окружающих людей. Для пресечения побоев я пытался встать между Митрошиным и Стефаненко, однако мои действия никакого эффекта на Стефаненко не оказали, он не прекращал свою немотивированную агрессию и продолжал наносить удары Митрошину и мне. Более того, в дальнейшем неконтролируемая агрессия Стефаненко исходя из сложившейся ситуации очевидно показала, что своими действиями он мог причинить реальный вред жизни и здоровью окружающих людей. Указанное подтверждается видеозаписью с камер наружного наблюдения и актами медицинского освидетельствования пострадавших.

После того, как Стефаненко в очередной раз напал на Митрошина и, прижав его к барной стойке, стал наносить неоднократные сильные удары рукой по голове, повлекшие рассечение кожных покровов на голове и лице Митрошина, я понял, что пресечь действия Стефаненко без применения физической силы не представляется возможным. Исходя из того, что в результате полученных ударов на лице Митрошина я увидел следы крови, то очевидным стал тот факт, что действия Стефаненко представляли реальную угрозу для жизни и здоровья Митрошина. С учетом того, что Митрошин не был в состоянии самостоятельно оказать сопротивление нападавшему в результате полученных им сильных ударов, мною исходя из ст. 37 УК РФ было принято решение применить к нападавшему физическую силу для прекращения его преступных действий и защиты жизни и здоровья Митрошина и окружающих лиц.

Для пресечения преступления я стал наносить Стефаненко удары рукой по затылку до того момента пока он не перестал наносить удары Митрошину. Как только Стефаненко перестал представлять угрозу для меня и окружающих, я вывел его в коридор и отправился проверить состояние здоровья Митрошина. После этого я вывел Митрошина И.С. на улицу с целью отвести его домой и оказать ему первую медицинскую помощь, так как лицо Митрошина было сильно разбито. Однако на улице Стефаненко вновь напал на Митрошина и в присутствии многочисленных свидетелей, из хулиганских побуждений нанес ему еще один удар кулаком в глаз, после чего я увел Митрошина домой. Спустя некоторое время мне сообщили, что нападавший на нас Стефаненко обратился в правоохранительные органы, где написал заявление с целью привлечь меня к уголовной ответственности за нанесение ему телесных повреждений, сообщив правоохранительным органам заведомо ложные сведения о происходивших событиях, которые категорически опровергаются имеющейся в моем распоряжении записью с камер наружного наблюдения и показаниями многочисленных свидетелей. Все мои действия осуществленные по отношению к Стефаненко были необходимыми, и строго соответствуют действующему законодательству РФ. Я читаю, что мои действия по отношению к Стефаненко являются действиями необходимой обороны. Обращаю Ваше внимание, что мои действия полностью соответствуют ст.37 УК РФ, так как я предпринял все действия для предотвращения конфликта, в результате чего я получил телесные повреждения, что подтверждается мед. заключением, указанные действия являлись необходимыми и единственно возможными для исключения большей угрозы для жизни и здоровья людей. Инициатором конфликта являлся Стефаненко, нападение с его стороны было немотивированным, агрессивным, односторонним. Его действия несли непосредственную и реальную угрозу жизни и здоровью Митрошина и другим охраняемым законом интересам общества и государства. Стефаненко в присутствии многочисленных свидетелей выкрикивал угрозы физической расправы в адрес Митрошина, а именно «Тебе конец» и «Я порву тебя». Применение мной физической силы было законно обоснованно и направленно исключительно на защиту жизни и здоровья Митрошина, а также на прекращение преступных действий Стефаненко.

Допрошенные по делу свидетели, полностью подтверждают, что применение мной физической силы было вызвано преступными действиями гражданина Стефаненко и были направлены исключительно на пресечение его противоправных действий. Полученная им травма некоем образом не могла быть нанесена умышленно с целью лишения его зрения. Мои действия нельзя трактовать как умышленное причинение тяжких телесных повреждений, так как я действовал исключительно в рамках необходимой обороны. Однако до настоящего времени я являюсь фигурантом уголовного дела, возбужденного по статье 114 часть 1 УК РФ, что явно не соответствует обстоятельствам произошедшего и идёт в разрез с требованиями действующего законодательства и противоречит решению Пленума Верховного суда №19 от 27.09.2012г.

Я неоднократно обращался с ходатайствами и обращениями по поводу грубейшего нарушения моих прав и свобод в органы дознания и следствия, а также в прокуратуру, однако мои обращения ни разу небыли рассмотрены по существу и были отклонены по надуманным и формальным основаниям. Никто из должностных лиц так и не смог мне объяснить, в чем выразилось превышение мною пределов необходимой обороны. В уголовном деле нет ни одного документа, который описывал бы, в какой именно момент и каким образом я превысил пределы необходимой обороны. В обвинительном заключении присутствует лишь общая фраза, не подтвержденная ни одним доказательством, ни одним документом о том, что я, по мнению следствия, превысил пределы необходимой обороны.

Помимо этого, Митрошин обратился с заявлением о причинении ему Стефаненко телесных повреждений. Сначала в РОВД Дубовки, где ему отказали в приеме заявления, сославшись на то, что это дело частного обвинения и ему нужно обращаться в мировой суд. Он пришел в мировой суд, где его встретила Свиридова Н.Г. - сожительница Стефаненко С.В., которая оказалась секретарем судьи Болотниковой, и ему (Митрошину) отказали в приеме заявления, сославшись, что он не предоставил все необходимые документа. Как только его заявление было принято со второго раза, то тут же поступило заявление Стефаненко С.В. судье Болотниковой о том, что, оказывается это Митрошин избил Стефаненко! И его заявление было принято даже без справки о телесных повреждениях. Несколько месяцев шел суд и после смерти Стефаненко С.В. (он погиб в аварии), судья Болотникова прекратила дело в отношении Стефаненко из-за его смерти, а в отношении Митрошина в связи с отсутствием обвинителя! Не смотря на то, что в ходе судебных заседаний все допрошенные свидетели заявили, что Митрошин не нанес Стефаненко ни одного удара, и видео подтверждает их показания.

Помимо этого, в ходе судебного заседания гражданка Свиридова Наталья Геннадьевна, сожительница Стефаненко С.В.,которая, к моему сожалению, оказалась секретарем судьи Болотниковой – которая в данный момент рассматривает мое уголовное дело. В ходе судебного заседания дала в отношении меня заведомо ложные показания, заявив, что я стал наносить удары Стефаненко в тот момент, когда он не бил Митрошина. Тем самым обвинив меня в совершении тяжкого преступления. А так же заявила, что на улице продолжения конфликта не было, и она сразу увезла Стефаненко, тем самым скрыв от суда, что преступление, совершенное Стефаненко было длящимся, и мое право на необходимую оборону сохранялось до момента фактического окончания посягательства. То, что ее показания являются заведомо ложными, доказывают две видеозаписи произошедшего и показания пяти свидетелей. Однако в Дубовском ОМВД мне ответили отказом на возбуждение уголовного дела, так и не объяснив, каким образом они провели проверку не опросив ни одного из указанных мною свидетелей и не посмотрев видео.

Прокуратура Дубовского района сначала признала мои действия соответствующими ч.1 ст.37 УК РФ, что уже исключает возможность уголовного преследования, а затем отказалась отвечать на мои вопросы. Хотя я неоднократно обращался с просьбой разъяснить мне в чем непосредственно заключалось превышение пределов необходимой обороны, в чем заключалось явное несоответствие выбранного мною способа защиты от способа посягательства, и каким образом они установили, что я умышленно нанес Стефаненко удар в голову, чтобы умышленно лишить его зрения. Ответов на эти вопросы нет в уголовном деле.

В ходе судебного заседания приглашенный эксперт заявил, что голова является жизненно важным органом человека и неоднократные удары в голову могут причинить смерть или тяжкие телесные повреждения. Однако в ходе судебного заседания государственный обвинитель заявил, что десять ударов кулаком в голову, которые нанес Стефаненко Митрошину, не представляли ни какой опасности для его жизни и здоровью, и не могли привести к тяжким последствиям. В тоже время государственный обвинитель считает, что десять ударов кулаком, которые я нанес Стефаненко могли, и причинили тяжкий вред здоровью. Такая вот интересная логика. Я очень прошу СМИ вмешаться в этот процесс, я надеюсь, что прокуратура все-таки сможет объяснить и дать ответы на ключевые вопросы, без ответа на которые мои права человека и гражданина грубо нарушаются. По сути, я оказался на скамье подсудимых лишь за то, что защищал себя и близкого мне человека от нападения пьяного преступника. Я понимаю, что без привлечения внимания общественности и СМИ это беспрецедентное по своей абсурдности уголовное дело будет направлено в суд, где я не могу рассчитывать на беспристрастное и законное рассмотрение моего дела. Ни смотря на то, что нет ни одного доказательства моей вины, я буду осужден. Я готов предоставить все документы и видеозаписи, имеющиеся в моем распоряжении. Очень прошу, помогите мне».