Оборотни в судебных мантиях

Очередной поворот приняло уголовное  дело, возбужденное в отношении федерального судьи Сергея Абрамова. Служитель Фемиды подозревается в пособничестве в мошенничестве, совершенном по предварительному сговору группой лиц, в особо крупном размере. Накануне в прокуратуре области корреспонденту портала «Человек Закон Волгоград» сообщили, что дело Абрамова передано в суд. По версии следственных органов, он стал участником аферы, которую провернул вместе с генеральным директором одного из риелторских агентств Волгограда.

Участие в преступном сговоре также принимали и супруги Макеевы — Ольга и Вячеслав. Преступная четверка смогла устроить все так, что в частные руки попала квартира, принадлежащая муниципальному жилому фонду. В отношении Макеевых уголовное преследование было прекращено — в 2012 году супруги погибли. А судью ждет вердикт, который ему вынесут коллеги.

Сергей Валерьевич Абрамов имеет статус «спецсубъета» - он наделен особым правом, которое начинает действовать с того момента, если федеральный судья оказывается замешан в криминальной ситуации. Если предполагается, что служитель Фемиды преступил закон, уголовное дело в отношении него возбуждается  только по представлению главы СУ СК России Александра Бастрыкина. И это может произойти только после того, как другие судьи сочтут необходимым рассматривать проступок своего коллеги именно в рамках возбужденного уголовного дела. В подобной ситуации и оказался  судья Абрамов. Все обстоятельства сошлись в одной точке, хотя для этого потребовалось несколько лет. В прошлом году — осенью  и зимой, Волгоградская квалификационная коллегия судей дважды давала свое согласие на принятие самых крайних мер в отношении коллеги. Несмотря на тот факт, что в уголовном деле федерального судьи есть «швы», проложенные «белыми нитками», рассмотрение дела находится в своей окончательной стадии. В ближайшее время Абрамову вынесут вердикт.  

А все началось с того, что ровно шесть лет назад Сергей Абрамов рассматривал исковое заявление жительницы Волгограда Ольги Макеевой. Она требовала признать право на жилплощадь, заявив, что намерена жить в квартире пожилой горожанки. Макеева ухаживала за старушкой, и считала, что имеет право на жилье пенсионерки, намереваясь там прописаться. Сама владелица жилья тоже была приглашена в суд. В ходе слушаний она поведала, что Ольга Макеева ей во всем помогала, покупала продукты, убирала в квартире, скрашивала ее одиночество, став практически родной душой. Рассмотрев обстоятельства дела, суд под председательством Абрамова, требования истицы удовлетворил: Макеева фактически получила жилье пожилой волгоградки. Но позже, когда подробности инцидента разбирали сотрудники правоохранительных органов, выяснилось, что на момент судебных слушаний владелица квартиры уже три года как лежала на кладбище, а роль «старушки» сыграла «подставная» пенсионерка.  Макеева к тому моменту уже успела реализовать то, что, видимо, задумала раньше  - она прописалась в муниципальной квартире, а затем продала ее и уехала.

Следственные органы, рассмотрев все обстоятельства произошедшего, пришли к выводу — судья Сергей Абрамов тоже имел определенную корысть в этом иске. Разве могло быть иначе?  Этот факт и стал поводом для возбуждения уголовного дела в отношении федерального судьи. Сергей Валерьевич сразу же заявил, что те обвинения, которые ему предъявлены — полный бред. Он действовал на основании своих внутренних убеждений, поскольку все свидетельские показания говорили о том, что истица права, да и сама «владелица квартиры» была очень убедительна. Ведь правда о мошенничестве с участием аферисток вскрылась гораздо позже.

Ту же версию изложил в на заседании судей Квалификационной коллегии Волгоградской области его адвокат Владимир Прокофьев. Однако убедить служителей Фемиды в том, что Абрамов принимал решение вовсе не из корысти, так и не удалось.  На очередное заседание ВККС, где решалась судьба Сергея Абрамова, сам «опальный» фигурант, опорочивший честь мантии не явился — он был в больнице с последствиями гипертонического кризиса. Несмотря на  поданную заявку, в которой указывалась причина отсутствия, квалификационная коллегия провела заседание без его участия. Как отмечает Владимир Прокофьев, Квалифколлегия нарушила процедуру принятия решения, да и само решение не имело никаких правовых оснований. 

Однако почти двум десяткам судей ВККС хватило сорока пяти минут  на изучение четырех предоставленных  СУ СК России по Волгоградской области томов копий документов уголовного дела, чтобы дать свое согласие на возбуждение уголовного дела в отношении Абрамова. Девятнадцать судей даже не удосужились поинтересоваться — а почему им для принятия столь важного решения не дали возможности ознакомиться с подлинниками документов, составляющими уголовное дело? И почему, зная «букву закона» назубок, ни один из них не предложил перенести рассмотрение вопроса до момента выздоровления Абрамова, адвокат которого привез выписки из истории болезни и бюллетень, где подробно описывалось состояние федерального судьи, находившегося на грани инфаркта?

Сам опальный судья отмечает — ему стало известно об афере с муниципальной квартирой только четыре года назад. Принятое по тому делу решение он сразу же отменил, как отменил и другие документы в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. Адвокат Прокофьев открыто заявил — Ольга Макеева в приватной с ним беседе откровенно призналась: ее освободили от условного наказания по делу о квартирном мошенничестве взамен на показания, которые она дала против судьи Абрамова. Но то ли это на самом деле или нет — узнать невозможно, поскольку Ольга Макеева, как и ее супруг Вячеслав, погибли при странных обстоятельствах.  
Однако закон говорит о том, что Сергей Абрамов тот человек, который должен отвечать за содеянное. В ближайшее время суд определит ему наказание.

К слову, в Волгограде ходят слухи, что таким образом федеральный судья поплатится за то, что не один раз перешел дорогу своим коллегам, призывая к правосудию, а не в судейскому беспределу. Возможно, что это всего лишь слухи...