Преступница или жертва правового беспредела?

С просьбой помочь и предать ситуацию огласке в редакцию портала «Человек Закон Волгоград» обратилась Екатерина Наседкина. Женщина считает, что стала жертвой провокации полицейских. В письме, адресованном редакции портала «Человек Закон Волгоград» - крик о помощи и просьба предать огласке то, что произошло в одном из сельских районов области. Мы решили опубликовать послание практически полностью, сократив фамилии сотрудников полиции в письме Екатерины Наседкиной до буквенных инициалов. Редакция располагает полными сведениями о ком рассказывает волгоградка.

«Обращаюсь к Вам с просьбой о помощи по поводу полицейского беспредела в Старополтавском районе Волгоградской области. Расскажу произошедшую со мной историю об оборотнях в погонах, о том, как меня подставили сотрудники полиции Старополтавского отдела полиции. Теперь я под следствием за сбыт и хранение наркотиков, хотя наркотики вообще не употребляю, тем более никогда их не сбывала, за исключением произошедшего случая. Итак, обо всем по порядку.

В селе Лятошинка Старополтавского района Волгоградской области я проживаю на протяжении 5 лет, а до этого, с 1994 года проживала в селе Салтово Старополтавского района Волгоградской области. Я на учете у врачей нарколога и психиатра не состою, память у меня хорошая, я не судима. В настоящее время официально не работаю, однако у меня есть свое личное подсобное хозяйство и также я содержу 18 голов крупно-рогатого скота моего знакомого из города Энгельс Саратовской области Александра П., который платит мне за это ежемесячно 5000 рублей. Таким образом, зарабатываю на жизнь тяжелым сельскохозяйственным трудом, денег постоянно не хватает. Я проживаю со своим несовершеннолетним сыном Раилем, матерью Любовью Федоровной, которая является инвалидом 1-й группы, (она перенесла инсульт, не может самостоятельно передвигаться) и дочерью Викторией 1997 года рождения.

Ко мне домой в село Лятошинка часто приезжал участковый уполномоченный полиции Старополтавского отдела внутренних дел Сергей Ф., который обслуживает наше село, и я знакома с ним уже на протяжении двух лет, именно с тех пор, как он стал обслуживать наше сельское поселение. Между нами сложились просто хорошие отношения, так как я неоднократно прибегала по бытовым причинам к помощи участкового, никаких иных отношений между нами, в то том числе каких-то дружеских или более близких не было. Сергей Ф., который часто приезжал, а именно примерно 2-3 раза в месяц и находился у меня дома, где я угощала его чаем, он жаловался, что у него на участке плохая раскрываемость преступлений, нет ни одного раскрытия преступления в связи с незаконным оборотом наркотиков. А я в свою очередь ему рассказывала, о том, что мне необходимо отправить свою дочь на учебу и что для этого мне необходимо 8000 рублей.

10 января 2015 года, примерно в 11 часов ко мне домой приехал Сергей Ф., который был одет в форменное обмундирование сотрудника полиции, на чем он приезжал- я не видела, и спросил у меня, помню ли о том, что я обещала ему помощь, на что я сказала, что помню, после чего он сказал, что он позже приедет и все расскажет.

Примерно через 30 минут ко мне домой снова приехал Сергей Ф. и ранее незнакомый мужчина, на вид которому около 30 лет, высокого роста, славянской внешности, лишь позже я узнала, что это СтаниславЯ. - он сотрудник полиции, однако какую он занимает должность, я не знала. Потом узнала, что он сотрудник уголовного розыска Старополтавского отдела полиции. В то время, когда указанные лица зашли на кухню моего дома, из своей комнаты в кухню вышла моя дочь Виктория, и Сергей Ф. предложил ей выйти в другую комнату. На кухне моего домовладения мы остались втроем то есть, я и гости. В это время Станислав Я. из кармана куртки достал спичечный коробок и сказал мне, что сейчас ко мне придет человек и ему нужно будет продать данный спичечный коробок, и так же из кармана он достал целлофановый пакет с сушеной травой и попросил спрятать данный пакет. Потом спросил - куда его положить, на что я, подняв крышку швейной машинки, находящейся на кухне на столе, возле окна, предложила ему положить указанный пакет в швейную машинку. Станислав Я. коробок не открывал, и что в нем находится, я не видела, а в пакете было видно, что там находилась зеленая смесь, похожая на траву. Я спросила у них: «Анаша?», на что Станислав Я. ответил, что это не анаша, а «дикуша». Диалог со мной в основном вел он, а Сергей Ф. поддакивал ему. Затем Станислав Я. положил пакет с сушеной травой в швейную машинку, а спичечный коробок передал мне в руки. Я спросила: за сколько нужно продать данный спичечный коробок? Станислав Я. Ответил: попроси покупателя купить бутылку шампанского. Перед уходом Сергей Ф. сказал, что за это он даст мне 5000 рублей. Переданный Станиславом Я. спичечный коробок я открыла и посмотрела что в нем находится, где увидела зернышки зелено-сероватого цвета и траву зеленого цвета. Я положила коробок на холодильник и стала ждать парня, который со слов моих гостей должен прийти за переданным ими мне спичечным коробком с сушеной измельченной травой.

Я позвала дочь Викторию и соседку Татьяну, которая пришла к нам домой за молоком, до прихода указанных лиц, которым я показала спичечный коробок и целлофановый пакет, пояснив, что это все мне по просьбе сотрудников полиции нужно будет продать какому - то парню.

Примерно через 15-20 минут ко мне домой пришел ранее незнакомый мне молодой человек, казахской национальности, который постучав в дверь, сразу открыл ее и попросился погреться, пояснив, что у него сломалась машина. Фамилию, имя, отчество указанный парень мне не называл, и с его слов он является жителем села Мирное, расположенное рядом с селом Новая Квасниковка Старополтавского района. Я впустила парня, так как поняла, что это был парень, который должен был купить переданный спичечный коробок. Парень сидел и пил чай около 15 минут, рассказывал про скотину и ничего не говорил про «траву», после чего я устала поить его чаем и подумав, что это именно тот парень который должен купить коробок и спросила - хочет ли он купить траву, и парень согласился. После чего он стал спрашивать сколько стоит трава, и я ответила, что мне нужна за спичечный коробок бутылка шампанского. Парень сказал, что он не хочет никуда идти и предложил мне взять у него 200 рублей, взамен шампанского. Я согласилась, и взяв у него двести рублей, двумя купюрами, достоинством 100 рублей каждая, передала ему спичечный коробок, с измельченной травой, который мне передал Станислав Я.. Забрав коробок парень ушел.

Примерно через 10 минут после ухода парня, мне на сотовый телефон позвонил Сергей Ф. и спросил: принес ли парень шампанское? Я сказала, что парень отдал мне 200 рублей, после чего взяв коробок ушел. Сергей Ф. ответил, что тот «тупой» и повесил трубку.

Еще через 20 минут ко мне вернулся парень, которому я передала спичечный коробок, который открыв входную дверь моего домовладения и поставив у двери две бутылки пива емкостью, сказал, что это мне, и после этого ушел. Я пиво не употребляю и не знаю, для чего он принес мне пиво. Примерно через 15 минут после ухода парня, ко мне домой зашли в дом участковый Сергей Ф. Станислав Я, а также А.А., который был одет в форменное обмундирование инспектора ДПС. До Сергея Ф. он являлся нашим участковым, пришли еще двое незнакомых мне мужчин. Станислав Я., находясь в моем доме, а именно в кухне, спросил - заходил ли ко мне кто-то в дом, на что я сказала, что да заходил, молодой парень, на что далее он спросил: «Вы продавали что-либо данному парню?» Я сказала, что да, продавала, есть ли у меня в доме то что вы продавали, на что я сказала, да есть и указала что эта трава лежит в швейной машинке. После чего Станислав Я. подошел к швейной машинке, поднял крышку и достал оттуда пакет с травой, который показав понятым положил на стол. После чего Станислав Я. дал мне какие-то документы и попросил их подписать, которые я не читая подписала.

В моем домовладении никаких документов сотрудниками полиции не составлялись, все документы которые я подписывала были ранее заполнены, кроме документа по осмотру дома. После чего Станислав Я. спросил у меня, где деньги, которые мне передал покупатель травы, на что я указала, на холодильник на котором я оставила переданные мне парнем 200 рублей купюрами по 100 рублей каждая. Станислав Я. взяв деньги вышел из дома, вслед за ним выходил Сергей Ф., который сказал мне, что наш договор насчет денег в силе, и попросил о происходящем ничего никому не рассказывать.

Примерно через 2-3 часа они вернулись ко мне домой, я пригласила их попить чай, на что они согласились, и пока пили чай, они передали мне бланк с моими объяснениями которые я не читая подписала. Так же я спросила у Сергея Ф. - ничего мне не будет? Он ответил, чтобы я не переживала, «...максимум часы отработки, которые и отрабатывать не будешь, т.к. с главой сельского поселения «все порешаем».

Подписав бланк объяснения, я передала бумаги, и полицейские ушли. Уходя Сергей Ф. еще раз мне напомнил, о том, что наш договор на счет денег в силе, а именно он лично обещал мне 5000 рублей.

14 января 2015 года, примерно в 18 часов ко мне домой приехал Сергей Ф., который передал мне 5000 рублей, купюрами по 1000 рублей каждая, пояснив, что это мне за оказанную ему помощь. Данные денежные средства я сразу передала своей дочери, которая на следующий день уехала на учебу. Второго февраля 2015 года, мне на сотовый телефон, позвонила старший следователь Л.А. Белых Старополтавского отдела полиции, которая сообщила, что в отношении меня возбужденно уголовное дело по очень «тяжкой» статье. На что я, удивившись, сказала что это все не правда, и что я буду говорить правду. После окончания разговора с Белых я позвонила Сергею Ф., и спросила у него -зачем он меня так подставил, предупредив, что если он это не решит, я сообщу о всем происходящем в прокуратуру. Примерно через 20 минут ко мне домой приехал он сам, стал уговаривать никуда не сообщать, и говорил что он все уладит и что все будет хорошо, после чего он уехал. На следующий день я поехала в Отдел МВД по Старополтавскому району, где я рассказала правду и меня не стали допрашивать, а 6 февраля 2015 года я обратилась в прокуратуру района с письменным заявлением. Также с аналогичными заявлениям я обратилась по телефонам доверия в ГУВД Волгоградской области, в Следственный комитет Следственного управления по Волгоградской области. Узнав это, Сергей Ф. приехал ко мне домой и пытался уговорить, чтобы я забрала заявления. Говорил о том, что он не знал, что подставляет меня, говорил, что он дурак и отвечать ему за это тоже придется. Я в тайне от него, пытаясь собрать доказательства моей невиновности, записала наш с ним разговор на диктофон сотового телефона, и впоследствии передала запись в качестве доказательств в следственный комитет. После этого меня вывозили за село указанные сотрудники полиции «поговорить». Мне было страшно. Я слабая женщина одна, а их три здоровых лба с табельным оружием. На меня сначала ими оказывалось психическое давление, потом предлагались деньги до двухсот тысяч рублей «за молчание». Но я отказывалась

При проведении проверки по моему заявлению Следственным комитетом предложили в отношении меня провести исследование на Полиграфе, называемом в простонародье детектором лжи. На что я, конечно же, согласилась. Исследование на полиграфе показало, что я говорю правду. При этом сотрудники полиции, задействованные в ситуации, пройти исследование на полиграфе отказались, что как я понимаю, только это является основанием я для их увольнения в связи с утратой доверия, как государственных служащих.

Не смотря на это, в отношении меня ведутся следственные действия за сбыт наркотиков по статьям 228, 228.1 УК РФ. В отношении меня в рамках следственных действий, также проведена психиатрическая экспертиза. Результаты экспертизы свидетельствуют о том, что каких-либо психических отклонений от нормы у меня не установлено. Я абсолютно нормальный человек.

В тоже время, указанные сотрудники продолжают исполнять свои должностные обязанности, смеются мне в лицо и говорят, что я ничего не докажу и меня скоро «посадят».

В Следственном комитете не смотря на то, что с момента моего обращения прошло более месяца, решение о возбуждении уголовных дел в отношении данных сотрудников полиции не принято. Также не принято решение об отказе в возбуждении уголовных дел. Хотя по закону на это дается не более 30 дней.

Как мне сказали, что у полицейских есть на уровне правоохранительных органов области какой-то покровитель. Прокуратура, наверное, тоже на их стороне. На мое заявление ни ответа, ни привета.

26.04.2015 в воскресенье мне следователь полиции предложил бесплатно пройти психолого-психиатрическую экспертизу в Старополтавском отделе полиции с использованием полиграфа с участием эксперта, которая оплачена свидетелями Сергеем Ф, Станилсавом Я. И А.А.. Они экспертизу оплатили и пройти ее не отказываются, хотя в ГУВД отказались. Подумать только, частный эксперт сам приехал из Саратова в село Старая Полтавка в выходной день, им – «свидетелям», непосредственно в отделе полиции делает экспертизу за деньги - 24000 рублей в отношении каждого, а в отношении меня эксперт предлагает бесплатно. Очевидно, к каким выводам придет этот эксперт. Как говорится «кто дамочку ужинает, тот ее и танцует». Поэтому такую экспертизу я проходить отказалась.

Очень прошу придать огласке мой случай, думаю, что это мой единственный шанс не попасть за решетку, как указано в статье от 4 до 8 лет лишения свободы. По этим статьям наказание, как мне сказали, всегда суд назначает реальное. Надеюсь, что после освещения моего случая в средствах массовой информации, расследование будет объективным и установит действительную истину по делу.

Я простой человек, селянка, юридически не образована, хотела без задней мысли по-человечески помочь полицейскому, но отношений к наркотикам, ни к употреблению, ни к сбыту не имею никакого. В мою поддержку в настоящее время собирают подписи односельчане, местная власть дает мне положительную характеристику.

Мою невиновность подтверждают: указанная запись разговора с Сергеем Ф. два «косвенных» свидетеля дочь и соседка, на которых сейчас оказывается давление, исследование полиграфа. Разве этого мало? Времени до конца «расследования» осталось, думаю, не больше двух недель. Потом суд и тюрьма. Кто я? Преступница? Социально опасный элемент? Или жертва провокации полицейских?»