VIP-браконьер

Информационно-правовой портал «Человек Закон Волгоград» продолжает серию публикаций в разделе спецпроект «Криминальный чиновник». Сегодня спецпроект расскажет о том, за что осудили главного налоговика волгоградской области Василия Фариона.

Эта история имела широкий общественный резонанс: егерь особо охраняемой природной территории стал национальным героем, а браконьеры, в лице которых оказались высокопоставленные волгоградские чиновники — настоящими «злыднями». Правда несмотря на те злодеяния, которые совершили обвиняемые в незаконной охоте представители власти, и огромные порции общественного порицания, доставшиеся им от местной прессы, виновники «торжества» отделали сравнительно легко — всего лишь условными сроками.

А история оказалась вполне банальной — начальник управления федеральной налоговой службы по Волгоградской области Василий Фарион в компании своих товарищей — начальника третьей налоговой инспекции Николая Орлянского и директора Камышинского завода строительных материалов Василия Стяжкина отправился за город. А точнее — в Камышинский район. А еще точнее — на охоту. Расположились приятели в охотничьих угодьях парка «Щербатовский», где и устроили охоту на косуль и зайцев в запрещенное для проведения добычи охотресурсов время года. Стоит ли говорить о том, что ни у Фариона, ни у его подельников документов, разрешающих стрелять по животным, не было? То есть Фарион, Орлянский и Стяжкин оказались рядовыми браконьерами не смотря на высокие чины и занимаемые должности. И надо же было случиться такой неприятности — на их пути оказался местный егерь. Человек оказался честным и порядочным, он потребовал прекратить незаконную охоту, но в ответ услышал, что нет никакой охоты. Разве он не видит, что высопоставленные товарищи выехали на территорию парка, чтобы просто покататься на снегоходах? Но егерь стал составлять протокол, описывая, что при себе встреченные им люди имели гладкоствольные ружья, карабины, патроны к ним. Документы он передал в прокуратуру, чего, судя по всему, участники браконьерской охоты никак не ожидали.

Потому что по факту незаконной охоты было возбуждено уголовное дело, а проведенная экспертиза показала, что убитые животные, изъятые из багажников автомашин задержанных, были убиты именно из того оружия, которое описал в протоколе егерь. Но и егерю досталось. Через некоторое время в средствах массовой информации появились сведения, что сотрудник охотоведческого хозяйства опасается за свою жизнь — задержанные им браконьеры «с именем» оказывали на него давления, требуя забрать документы из прокуратуры, отказаться от дачи показаний, при этом угрожая физической расправой. После этих публикаций внимание общественности были приковано к ходу расследования уголовного дела по факту браконьерства. Главный налоговый инспектор области, оказавшись на скамье подсудимых, свою вину отрицал.

Журналисты тем временем напомнили и другой подобный случай из «вненалоговой» практики Фариона — годом ранее он вместе с главным налоговым инспектором по Камчатскому краю участвовал в незаконной охоте, которая велась с борта вертолета. Фариона задержали, когда он перекладывал из вертолета в служебную машину добытые трофеи — туши убитых им с воздуха снежных баранов и лося. Но в тот раз дело странным образом удалось замять. Волгоградский случай же довели до суда. Судебные разбирательства проходили в Камышинском райсуде. Служители Фемиды вынесли Василию Фариону и его подельникам вердикты — один год лишения свободы условно с лишением права занимать государственные и муниципальные должности на срок до двух лет.